?

Log in

No account? Create an account
write

"Психотерапия – это путь". Сказка. История

На мой взгляд, психотерапия – это путь, ступив на который однажды, уже невозможно ни остановиться, ни повернуть назад.

Если сравнить мир обычных людей, скажем, с деревушкой, то мир осознанных - тех, кто в терапии – сродни путешествию по миру. Да, я бы сказала, что психотерапия – это путь. Тернистый, сложный, пугающий, болезненный, но одновременно захватывающий и невыразимо прекрасный.



Те, кто решаются покинуть пределы уютной тихой деревушки, где все просто и понятно, где они жили всю жизнь, точно так же, как жили их отцы, деды и прадеды, навсегда меняют свою жизнь. В деревушке все легко и заранее известно – кто на ком женится, кто как живет, как все устроено и как должно быть. Этот мир прост, но ограничен, это только малая, малая часть вселенной.



Но вот находятся странники, дальние путники, они приходят неожиданно по извилистым горным тропам. Их одежда и обувь в пыли, в руках только посох и заплечный мешок. Они высокие и стройные, от них веет силой и волей, даже когда они уставшие. Но больше всего притягивают их глаза – бездонные, полные таинственного света и глубины, не по годам мудрые и печальные. Кажется, они знают что-то такое загадочное: одновременно чудесное и грустное, прекрасное и ужасное.



И очень хочется тоже это что-то узнать. Так и тянет взять и себе заплечный мешок, кинуть в него самое необходимое в дальней дороге, вырезать посох покрепче, набросить на плечи плащ с капюшоном – и скорее, в путь! Навстречу приключениям, чудесам, всему новому и неизведанному, открытиям и откровениям.



Сначала идти легко и радостно, дорога ведет по знакомым с детства местам, любимым лощинкам, опушкам и заводям. Мягко сияет солнышко, пушистые облачка в небе, свежий ветерок веет в лицо. Да еще рядом идет этот загадочный незнакомец – мудрый странник, который молча улыбается в густые усы, и ни слова из него не вытянешь. А ведь так интересно! И о стольком хочется расспросить! Но на все вопросы он отвечает только:
- Все увидишь сам.
Похоже, это не описать словами.



Но дни идут за днями, недели за неделями, и уже давно знакомые места скрылись из виду. Хотя окрестный пейзаж и напоминает родные поля и леса, но только на первый взгляд. А спустя месяцы меняются и климатические зоны, и рельеф, и местность - все становится другим.



Леса и поля уходят, дорога теперь лежит через пустыни, болота, топи, овраги, крутые горные перевалы, морские побережья, скалистые ущелья.



Еще никуда не пришел, а жизнь уже изменилась. Не всегда теперь ешь досыта, не всегда высыпаешься. Давно можно забыть про обеды из трех блюд, в заплечном мешке лишь горсть орехов, да ломоть хлеба, а в остальном полагаешься только на себя – что добудешь – тем и поужинаешь. Теперь не всегда мягко, сухо и тепло спать, а скорее чаще сыро, холодно и грязно, и под боком камень или кочка. Ночи полны звуков, шепотов: то завоет койот в степи, то ветер пронесется по ущелью, то нескончаемо бормочет ручей в горных камнях. И тревожно спать, и страшно: вдруг кто нападет, или с гор спустится лавина? Или разразится гроза? Вон как гудит ветер, и иссиня-черные облака несутся по небу.



И сны.. Бывает, приснится родной дом, и сладко заноет сердце – как-то там родная деревня? Но чаще снится что-то удивительное, странное и непонятное.
Спутник очень интересуется снами. Подробно расспрашивает, что снилось, как мне это. И кажется, многое ему понятно в этой путаной бессмыслице, но делиться он не спешит. Сам должен понять, ведь сон-то мой.



Надо сказать, что спутник мой довольно неразговорчив. Мало рассказывает, бывает, за несколько дней и двух слов от него не услышишь. Нередко я на него обижаюсь. Мне все кажется, что раз я молодой и неопытный путешественник, а он – бывалый странник, то мог бы меня, по доброте душевной, и предупредить об опасностях или узких местах.

У нас в деревне все так делают. Старейшины учат молодых, как жить, все подробно объясняют. Помнится, дома меня это частенько раздражало. Казалось, я лучше знаю, как мне жить. Скучно было слушать их нудные нотации, да все про одно и то же.

А сейчас мне бы хотелось, чтобы мой спутник был поразговорчивее. Чтобы защищал меня от опасностей, утешал, когда я расстроен, согревал, когда мерзну. Но ведь он не мать мне и не отец. Просто я привык к другому.

В деревне мы все жили как одна семья. Каждый знал все о другом, ничего не скрывали. Все обсуждалось. А здесь все иначе – странник почти ничего о себе не рассказывает. Я не знаю, откуда он, где его семья. Только видно, что он давно в пути, и повидал всякое.



Однажды мы с ним крупно поссорились. Вернее, я тогда крепко на него обиделся. Была сильная гроза, мы и так шли целый день, да еще все в гору, я ужасно устал. И еды в тот день у нас почти не было. Он сказал, надо за день дойти до перевала, так что мы шли с раннего утра и до позднего вечера. Уже подходя к перевалу, мы увидели пропасть, через нее лежало узкое бревнышко. Было очень мокро и скользко, и мне было страшно идти по нему – а ну как сорвусь? Но странник настаивал, что так быстрее всего и надо пройти. Я заупрямился, хотел поискать обход. Он сказал, что времени искать нет, и если я не хочу, могу оставаться здесь, он меня не неволит. Я рассердился и закричал:
- Да если бы я знал, как сложно будет, как трудно, да разве бы я пошел?! Ты же меня не предупреждал ни о чем! Я думал, ты будешь помогать мне, а от тебя словечка доброго не дождешься!
- Ты сам выбрал идти со мной. Это было твое решение. Я тебе не родитель - заботиться о тебе и поддерживать. Я иду своим путем. Хочешь идти со мной – я не против. Но это твой выбор и теперь ты встречаешься с его последствиями.
- Неужели я тебе абсолютно безразличен? Неужели тебе все равно, что будет со мной, если я здесь останусь? – я был в ужасном горе, но он только сильнее нахмурился.
- Ты – взрослый человек. Ты живешь своей жизнью и отвечаешь за свои выборы. А я – живу своей. И сейчас мой путь лежит через это бревно.
- Ты мне не помогаешь, ничего не объясняешь и не рассказываешь, даже не улыбнешься! Только молчишь, да хмуришься!
- Я не такой, каким ты меня себе представляешь. И меняться под твои ожидания я не намерен. Подумай, хочешь ли ты и дальше идти со мной. Если да – присоединяйся, нет – прощай.
Он встал и зашагал по бревну под косыми струями ледяного дождя. Его кованые сапоги уверенно ступали по мокрому дереву, миг, и он уже на другой стороне. Поправил капюшон, сбившийся от ветра, и быстро зашагал дальше по тропе.



Я чувствовал себя ужасно. До смерти уставший, продрогший, промокший до костей под проливным дождем, в сгущавшихся сумерках я впервые в жизни остался совсем один. Обида затопила меня целиком.
- Он бросил меня, отвернулся, предал!
Я бросился на землю и зарыдал, горячие слезы капали по щекам, стекали по носу, щекотали подбородок.
- Как он мог?! Как он мог?! Он специально завел меня сюда и бросил! Он с самого начала не хотел со мной связываться!



В небе загрохотал гром, блеснули молнии. Гроза была в разгаре.
Внезапно ярость захлестнула меня. Я вскочил на ноги, не помня себя, начал швырять через пропасть камни и кричать что-то бессвязное. Кажется, я ругался, на чем свет стоит, не помню. Обвинения, ожидания, разочарование, расстройство, горе.
Не знаю, сколько я так бушевал, но в какой-то момент силы меня покинули. Я привалился спиной к мокрому камню у бревна через пропасть и затих. Гроза прошла, остался только серый занудный мелкий дождь. Темнота сгустилась вокруг меня.

И тогда мне стало ужасно стыдно.
- Как я мог? Я вел себя как избалованный капризный маленький ребенок. А ведь он считает меня взрослым, он так сказал. Но на самом деле я еще совсем мелкий, вон раскапризничался как трехлетка. Ведь он и правда мне ничего не должен, с чего я взял? Он мне никто, чужой человек. Подумаешь, взял с собой, он же не обязан теперь со мной носиться. Я же не сахарный.

Как он там сказал? Я сам выбрал идти с ним, он не звал. Это правда. А я, неблагодарный, даже спасибо ему не сказал, что позволил идти с ним. А сколько интересного я узнал по пути, сколько нового! Как изменился, в деревне бы меня ни за что не узнали! Стал сильнее, умнее, опытнее, взрослее. И все это благодаря ему, а я еще ругался на него!



И вдруг мне стало страшно. Я неожиданно понял, что сижу здесь уже давно совсем один. Что не знаю, как отсюда выбираться, куда идти. В темноте недалеко от меня раздалось какое-то ворчание.
- Кто это? Дикий зверь? Уж не медведь ли? - Я вскочил на ноги и, не помня себя от ужаса, одним прыжком преодолел пропасть, так пугавшую меня еще пару часов назад. И припустил по тропе, по которой ушел странник. Я бежал, сломя голову, не разбирая дороги, камни летели у меня из-под подошв.
- Только бы догнать, только бы он не успел уйти далеко! Только бы найти его, вымолить прощение, упросить взять с собой дальше.

Тропа сделала резкий поворот, я чуть не улетел в пропасть. Еле успев затормозить, я вдруг увидел костерок и знакомую фигуру у огня. Волна облегчения и слабости подкосила меня, и я упал на колени в мокрую траву.

- Это ты.. – прошептал я. – Привет..
- Здравствуй. – ответил он дружелюбно. – Пришел в себя?
- Да. Прости меня, пожалуйста, я был так не прав, вел себя как маленький капризный ребенок.
- Да ладно, с кем не бывает. Ложись лучше спать, день был длинный и сложный, завтра рано снова в путь.
- А мне.. можно с тобой?
- Кто я такой, чтобы тебе разрешать или запрещать? Это твое решение. Я ведь сказал тебе – хочешь идти со мной - я не против.
- Спасибо тебе.. Спасибо! – мне так хотелось его обнять, но я не решался. Так что я развернул свой спальный мешок, скинул мокрую одежду, разложил ее сушиться на камнях у костра и улегся.
Наше путешествие продолжалось.


Comments

У меня довольно-таки мало симпатии к опытному путнику. Мне не очень нравится, когда молитва гештальтиста используется как оправдание контрзависимости. Я теперь выбираю других учителей.

А второго путника, лирического героя, мне жалко: он позволяет себя травмировать. Мне хотелось бы ему сказать, что можно быть свободным и одновременно заботиться о ком-то, привязываться, переживать. То, что называется взаимозависимость. Мне правда его очень жаль.

И еще, я думаю, что если бы деревня была таким надежным и хорошим местом, оттуда бы редко кто уходил в терапию. По моим наблюдениям, оттуда уходят, потому что там очень плохо.

Таково мое мнение, надеюсь, ничего, что я его высказываю здесь.
Лена, спасибо за твое мнение! :) Я рада, что ты его здесь высказываешь. Я ведь для того ЖЖ и завела, чтобы я писала, а люди мне отвечали, делились своим взглядом, мнением, чувствами, откликами.

Согласна про деревню. Я думаю, что это иллюзия, как в Матрице. Что те, кто не ходит на терапию, просто не понимают, как живут на самом деле. Не видят, что воспроизводят след в след семейные модели, воспроизводят свои травмы и слепо повторяют путь своего рода. Не чувствуют, что не живут свою жизнь, не воплощают именно их уникальное предназначение, что их душа страдает. не ощущают, как слепо действуют под влиянием психическим комплексов, о которых писали Юнг и Холлис.

Они обычно уверены, что у них все хорошо и никаких проблем нет, а они самые здоровые и счастливые люди.

Но кроме того, деревня - это болото, это застой, это безопасность, но и скука. Там нет пути развитию.

Насчет контрзависимости - мне и самой такие мысли порой приходят, но не знаю, так ли это на самом деле. В любом случае - это мой осознанный выбор - выбирать пока такого опытного путника.

Насчет взаимозависимости - да, это мечта и цель, и я на пути к ней. :)

Я вообще задумывала эту историю, как повесть, может быть, но пока написала только эту часть, летом, в отпуске, пока еще было время. Не знаю, будет ли продолжение, надеюсь, что да. :)

Спасибо тебе еще раз за твой отклик, видишь, как много мне захотелось написать в ответ. :)
Не знаю, я так думаю, что если человек считает, что у него все хорошо, и он здоров и счастлив, - ну и слава богу! Зачем-то ему внушать, что все это на самом деле не так... не знаю... Откуда мне знать, как это на самом деле.
А к нам приходят те, кому плохо. Кто осознает, что ему плохо. Вот этим людям помогать - это и есть моя задача.
Я считаю, что думать, что мы - вне матрицы и смотрим на нее со стороны, это как-то немного высокомерно. Если уж использовать эти термины, я думаю, что никто не бывает вне матрицы.
Пишешь ты очень хорошо, это правда)) Наверное, действительно напишешь книгу когда-нибудь, и она будет легко и интересно читаться.
Я не про то, чтобы внушать, что у человека все плохо, если он искренне счастлив. Я таких здоровых правда не знаю лично, но слышала, что изредка и они встречаются. Я про тех, по кому сразу видно, что много сложностей, а человек на них закрывает глаза.

Иногда к нам приходят и те, кто не осознает, что именно у них плохо и насколько. Они думают, например, что их всего лишь мучают панические атаки, а так-то все в порядке!

Я думаю, что может, мы и не вне матрицы, но точно на другом ее слое.

Спасибо тебе за добрые слова! :) Когда-нибудь обязательно напишу книгу и не одну! :)