?

Log in

No account? Create an account
my_child

Мой внутренний ребенок. Рассказ о моей поездке в Хорватию летом 2010 года. 1 часть

"Попробуй, пойми меня,
Без языка, без имени,
Без головы, без адреса,
Ведь только безмолвные
Неподвластны.

Попробуй, пойми меня,
Ориентиры спилены,
Но жестами или мимикой
Ты дай мне понять,
Что не все напрасно."

Корней "Страна глухих"


Другой внутри

Внутри меня живет кто-то еще. Другое живое существо живет внутри меня. Скажете, шизофрения? Я тоже о ней мечтала, но профессионалы в один голос уверяют меня, что без шансов. На самом деле, это все психотерапия. Два с половиной года личной терапии плюс несчетное число семинаров, тренингов, практических групп и конференций, и вот, пожалуйста, у меня внутри появляется другое живое существо. Ничего так себе результат, а? Причем это существо явно чего-то хочет и, я бы даже сказала, порой требует. Притом, что разговаривать оно пока не очень умеет, и внятно сказать, что именно ему нужно, не может. Мне приходится догадываться и перечислять ему «меню»:
- Ты расстроился? Или ты просто устал? Или соскучился по своему другу? Или проголодался?



Что оно там - я понимаю по своим чувствам. Это такие тихие, невнятные ощущения, такие шепотки внутри, к которым надо чутко прислушиваться, чтобы распознать. Долгое время мне нельзя было ничего хотеть, примерно с рождения, а также переживать, так что я мастерски научилась ничего не желать и не чувствовать. Все силы ушли в голову, и теперь я жутко умная. Об этом мне постоянно твердят все окружающие. Впрочем, мой ум не избавляет меня от попадания периодически в самые идиотские ситуации.

Если вернуться к психотерапии, то вот моя терапевт весь первый год терапии частенько говорила мне, что я обижаю своего внутреннего ребенка. Понять, о чем это она, собственно, я тогда совершенно не могла. Не имела ни малейшего представления, несмотря на весь свой ум. Я старательно напрягала все извилины, но тщетно. Я только понимала, что что-то делаю не так, что «Большая Мама aka Личный Терапевт» мной недовольна. Будучи всю жизнь Послушной Правильной Девочкой, которая Всегда Слушается Старших, я конечно очень старалась что-то срочно исправить. Но у меня не получалось, поскольку я не понимала, а что же именно я делаю не так?

- Я не понимаю, о чем ты? Не могу понять, как это? – жаловалась я ей.
- Верю. – Она сочувственно улыбалась, но не спешила объяснить мне простыми и ясными словами на конкретных примерах, а в чем же суть.
Видимо, этих самых слов просто нет. Похоже, это нельзя объяснить, можно только почувствовать. В какой-то неизвестный момент ощутить внутри и тогда прошептать:
- Так вот ты какой.. Внутренний ребенок..



Психотерапия – это путь

К тому, чтобы это почувствовать, нужно долго и старательно идти. Идти, даже когда невероятно трудно и безмерно тяжело, очень больно и ужасно страшно. Но все равно идти, даже не веря, что куда-то придешь, что что-то изменится, что получится. И все равно делать эти нескончаемые шаги на свинцовых, а иногда ватных, а порой резиновых ногах. Шаг за шагом, и пусть не веришь, но все равно идешь. И ведь главное – приходишь же, когда уже давно не ждешь и не надеешься, и силы, казалось, давно кончились.

А пока еще не пришел – продолжаешь идти просто потому, что понимаешь: остановиться здесь – значит, навсегда остаться в этом месте, в этой точке. А это уже невозможно, потому что я знаю, что может быть иначе. Я вижу реальные примеры – живых людей, которые жили как я, или еще хуже, а теперь живут совершенно по-другому. А я уже не там, в святом ослеплении, блаженном неведении, невинном бытии, в котором пребывают все те люди, которые не ходят на психотерапию. И еще не здесь, где живут все осознанные и проработанные, адекватные и вменяемые, разница между которыми исчисляется количеством лет терапии и степенью осознания. Осознания себя, своих чувств и желаний, мыслей и поступков, потребностей, мотивов и моделей поведения.

А я пока уже не там, и еще не здесь, я где-то посередине, и это самое посередине мне не нравится. Оно как узкая горная тропа над ущельем: с одной стороны отвесная скала, с другой – пропасть. Нещадно палит солнце, пот льет ручьями, в горле пересохло, ноги уже отказываются идти, но не оставаться же теперь здесь навсегда? Не то это место, знаете ли, где хочется поселиться. Так что я продолжаю идти. Может, из чистого упрямства, может, потому что не привыкла отступать перед трудностями. Я не из тех, кто поворачивает назад перед опасностью или сложной дорогой. Я все-таки хочу куда-нибудь придти. И верю, что эта тропа меня куда-то выведет. Там, откуда я иду, мне было плохо, я туда больше ни за что не хочу. Здесь тоже не фонтан, так что остается одно – идти дальше.




На мой взгляд, психотерапия – это путь, ступив на который однажды, уже невозможно ни остановиться, ни повернуть назад.

Авантюрист и прочие – или – их так много, и они такие разные

Да, но я отвлеклась. Я вообще-то про внутреннего ребенка. В общем, на одном из тренингов мне сказали, что по Эрику Берну все наши чувства, кроме тех, что сверху вниз, вроде снисхождения – это наш внутренний ребенок.

Но у меня сейчас ощущение, что он – это не просто чувства, а что на самом деле внутри меня кто-то есть. И я пока не очень знаю, как с ним быть. Я только знаю, что должна о нем заботиться по мере сил, учитывать, как-то с ним обходиться помягче, повежливее, с большим участием относиться.

Он общается со мной при помощи чувств. Они возникают, я пытаюсь понять, что их вызвало и что теперь мне с этим делать. И пытаюсь облечь свои ощущения в слова. И иногда, если мне удается подобрать правильные слова, он изнутри отвечает мне.

Но сложность еще в том, что во мне есть разные части.
Есть безусловно Авантюрист, Любитель Приключений. Который любит исследовать новое, идти туда одной, а обратно – другой дорогой. Его любимая фраза: «Интересно, а куда ведет эта дорожка?». Его ненавистное чувство – скука. Любимые – интерес и любопытство. Он энергичен, предприимчив, любознателен. Его не смутишь неудачами: «Подумаешь, потерялись – найдемся!». Стоит вылезти из одной переделки – он готов тут же влететь в новую. И пока он на коне, пока он рулит мной и всеми остальными моими частями, мы все попадаем, и не раз. Любой намеченный план он перекраивает, и даже не так, он просто делает по-своему, игнорируя любые планы и само понятие плана.





Куда плывут пароходы?


Это из-за него я за два часа до последнего автобуса, идущего в кемпинг в Хорватии, где я в тот момент жила, села не на тот пароходик. Я все распланировала (есть во мне и кто-то, кто любит планировать): сейчас сяду на пароходик, который за пять минут довезет меня до второго выхода из парка «Плитвицкие озера», там я поужинаю в кафе и поеду в кемпинг, как раз успею. Это был первый день, мне еще сложно было там ориентироваться.



От пристани, к которой я спустилась с озер, собирались отчалить два пароходика. Один был уже заполнен, так что я решила сесть на второй. Откуда мне было знать, что они идут в разных направлениях?! На них ничего не написано, нигде нет никаких указателей. Просто по умолчанию: правый минут пять плывет ко второму выходу из парка, а левый – где-то полчаса пересекает огромное озеро, оказываясь в итоге в месте, откуда еще идти и идти и до автобусов и до первого выхода и вообще до любого места. А сколько времени идти – я тогда еще не знала. А мне надо было успеть за полтора часа добраться до автобуса в мой кемпинг. Не зная еще ни дорог, ничего!



И вот я плыву на этом пароходике и судорожно пытаюсь прикинуть – какой бы дорогой мне пойти и как быстрее добраться. А тот самый мой Внутренний Авантюрист радуется: «Ура! Приключение! Наконец-то не скучно!» Самое интересное, что я успела. Там оказалось недалеко, и я даже нашла все правильные дорожки. Я справилась! Даже с такой сложной для меня экстренной ситуацией. И стрессовой, потому что время поджимало.




Не все тропы одинаково длинны

В другой раз, там же, на Плитвицких озерах, по его милости мы улетели на горную тропу неизвестного направления. Мне надоели толпы туристов, и я решила прогуляться по маркированной тропке вверх в горы. Согласно моим представлениям о карте, она должна была вести над озерами через несколько красивых точек обзора и где-то через полчаса спуститься к среднему озеру.



Сначала я радовалась уединению, красоте первозданной природы, горным пейзажам, видам на озера, привычному ощущению подъема. Почти как в походе! Постепенно тропа из светлого леса свернула в более густой и темный, сама стала тоньше и не всегда различима, но маркировка на каждом пятом дереве уверенно вела меня вперед. Я шла так час, полтора, два. Пересекла пару холмов, асфальтовую дорогу, неизвестно куда ведущую, снова углубилась в лес.



Авантюрист во мне бурно радовался. Людей нет, зато есть тропа и так интересно, куда же она приведет. Но к концу второго часа включился мой внутренний ребенок, так я думаю. Сначала незаметно начало нарастать напряжение. Я перестала фотографировать и беззаботно размышлять о смысле всего сущего. Потом я непонятно почему начала тревожиться. Постепенно тревога переходила в страх. И тут я остановилась и задумалась:
- А что это со мной, собственно, происходит? Чего мне тревожиться или бояться? Ясный день, людей нет, зверей тоже. А и были бы, людей они избегают, тем более, лето, они сыты, и их дети-зверята уже подросшие.
- Почему ты тревожишься? - спросила я своего внутреннего ребенка.
Он не ответил, просто продолжал тревожиться. Ну да, он же разговаривает чувствами..



Но моя терапевт мне столько твердила, что я его обижаю, затыкаю, куда-то засовываю, что я решила о нем позаботиться. И чем больше я думала, тем больше понимала, что дорога бы давно привела к озерам, если бы это была та верхняя обзорная тропа. И что эта ведет неизвестно куда, а я иду уже два часа, и мне хорошо бы как раз часа через два вернуться обратно и уехать на своем автобусе в кемпинг. А тогда мне как раз стоит уже поворачивать обратно. Как бы ни хотелось моему авантюристу исследовать дальше эту тропу, как ни интересно ему, а что же там, за поворотом, и куда она приведет, нам пора. И значит, прав и мудр был мой ребенок, когда забеспокоился и даже донес свое беспокойство до меня. И я была рада, что прислушалась. И благодарна ему.



Так что я повернула обратно. Сначала из желания позаботиться о ребенке: он тревожится, значит, я должна что-то предпринять. А потом до меня дошло, как здорово он меня выручил, что подал сигнал, что что-то не так. И как я была права, что решила прислушаться. Удивительный опыт для меня, новый и ценный.



P.S. Я потом спросила у служащего парка, куда ведет эта тропа. Он сказал, что ее только прокладывают. Что на самом деле их там две, одна длинной в восемь, а вторая - в двадцать один километр. И в общем-то они никуда пока не ведут. Дороги в никуда. Хорошо, что я не пошла до конца, а то представляю - двадцать один километр. Это поздний вечер, а я в нигде. Чудно!

* * *

Но это еще не все! А что было дальше?
Продолжение истории здесь:
http://naomi-anael.livejournal.com/26811.html



Comments