?

Log in

No account? Create an account
write

"Как много дает выражение чувств". Про Внутреннего Ребенка. Про мои обучающие группы.

Только недавно я позволила себе выражать чувства напрямую и в тот момент, когда они возникают. И поразилась, до чего это помогает!!!

Я учусь на нескольких практических психологических программах и работаю в нескольких тройках (мы с одногруппницами встречаемся и работаем: "клиент-терапевт-супервизор" - все время меняясь ролями. Для сертификации необходимо определенное число таких встреч.)

И в одной из них одна девчонка все время динамила нас. Она отменяла встречи, опаздывала, не приходила, бесконечно их переносила. В какой-то момент я решила прояснить это на группе, мы взяли супервизию у ведущей. И тогда она сказала, что ей сейчас это не нужно, не важно, и вообще она пока встречаться не хочет.

Мы с оставшейся девчонкой нашли себе третьего и встречаемся с ним. Но на ту, ушедшую, я злилась, причем злилась сильно и все два месяца, что прошли между группами.



И когда мы с ней встретились в метро, чтобы вместе пойти на группу, я ей сказала об этом:

- Я очень злюсь на тебя за то, что ты от нас ушла и больше не встречаешься с нами.

Я не орала, не повышала голос, я сказала это достаточно нейтрально, спокойным голосом.
Она приняла мою злость:

- Ну позлись, позлись, - ответила она, но не с издевкой, а с принятием.

Мне уже даже не было злобно, мне стало смешно:
- Ты бросила нас! Ты плохая мама, плохая! - конечно, я шутила. :)
Но поразительно, что моя злость от этого полностью прошла. Просто от того, что я смогла о ней сказать, а эта девчонка ее приняла.

А сколько я ходила и злилась! И как это отравляло мою жизнь! Забирало мои силы. Удивительно!


* * *

Случаи не уставали подворачиваться, все новые и новые.

Мы пришли на группу, и начались чудеса.
Обычно я очень сильно ранюсь именно на этой программе. Мне невероятно тяжело там быть. Но на этой двудневке мне удалось не травмироваться, просто чудо! Вернее, мое несомненное достижение и рост. :)

Я вышла работать в центре терапевтом. У меня была очень сложная сессия, я влетела в 100-процентный контрперенос, повелась на сюжет клиента. Я так старалась "просто быть" с ним, что попала в слияние и "потерялась в его лесу".

После работы я вернулась на свое место в полном сумбуре в голове и хаосе в чувствах. Сидела и пыталась собраться с мыслями и разобраться с чувствами.

Группа начала давать обратные отклики клиенту. А потом, тоже пребывая в сильных чувствах, они сразу перешли к процесс-анализу, даже меня ни о чем не спросив.

Мой Внутренний Обвинитель, о котором я писала в сказке про Ребенка, хоть и стал гораздо меньше и слабее, но периодически он все-таки появляется и пытается меня замочить.

В частности, мне трудно брать супервизию. Моей нарциссической части очень трудно принять тот факт, что я могу ошибаться, да еще на глазах у всех. Что я не идеальный терапевт.

Может, это покажется странным, ведь я еще только учусь, и понятно, что ошибки неизбежны.
Но внутри это страшно и почти непереносимо, потому что ощущение, что если я позволю себе ошибаться или быть плохим специалистом, меня уничтожат.



И когда в процесс-анализе я слышала разные нелестные отклики в свой адрес, причем не напрямую, а в воздух, когда выдвигались версии, которые у меня никто не проверял, когда звучали мои ошибки, мой Обвинитель вырос.
И начал искусно и привычно переводить их слова и версии в мочилово.

Я сидела оглушенная хаосом внутри себя и сумбуром снаружи, растерянная, понимая только, что у меня огромный шанс впасть в дисфорию прямо сейчас, чего мне не хотелось ни за что на свете. Из дисфории один прямой путь - к полному уничтожению, я там уже бывала, и попадать туда снова - да ни за что!

У меня не было ни времени, ни ресурсов разобраться в себе и происходящем снаружи.
У меня было ощущение, что я в каяке, меня несет в бурном потоке воды, и я еле успеваю отмахиваться веслом от коряг, подводных камней и водяных бочек, чтобы не кильнуться и не утонуть.

В попытках как-то себя отвлечь и успокоить, я схватила ручку и начала просто записывать то, что звучало, решив, что я потом с этим разберусь. На досуге, спокойно все обдумаю, возьму себе в рост то, с чем согласна. Отброшу то, что мне не откликается.

Я писала, и это меня успокаивало. Получив таким образом передышку от Обвинителя, у меня появился ресурс, чтобы осознать, что он снова здесь, появился и творит свое черное дело - мочит моего Ребенка! Кто-то мочит моего Ребенка?! Всех порву!

И я заткнула Обвинителя.

Я отбросила ручку, схватила игрушку, символизирующую моего Ребенка, прижала к себе и сказала ему, Ребенку:

"Я с тобой. Я никому не дам тебя обижать. Ни им снаружи, ни ему - внутри.

Ты еще только учишься. Ты можешь ошибаться, Все ошибаются.
У тебя нет ни одной законченной программы, нет образования из института, нет клиентов. А
супервизию дают опытные терапевты с многолетним опытом работы.

Мы с тобой разберемся, мы не будем есть слепо, что они дают.
Мы подумаем, посмотрим, как нам их слова.

Да, ты ошибся. Но мы с тобой попробуем понять, почему так получилось.
Тебе было сложно. Потому что ты учишься уже третьи выходные подряд. А по вечерам институт, а днем работа, на которой завал. И ты так мало спишь. Ты очень устал."

И я сказала ему:

"Я безмерно тобой горжусь. Ты вышел в круг, хотя тебе было так страшно.
Хотя раньше, когда тебе не давали этого сделать, ты так сильно об это ранился, что в позапрошлый раз ушел весь в слезах в середине дня. И тебе ужасно страшно, что это повторится.
Тебе было очень трудно.
Это требовало стойкости, мужества, смелости. И ты это сделал. :)
Я поражаюсь тебе!!!"

Все это я говорила Ребенку из роли Любящего Старшего - Доброй Мамы. Но когда я все это внутри себя себе проговорила... Произошло нечто удивительное!



Я ощутила, что я стала ребенком, и эта добрая любящая мама гладит меня по голове и целует меня и говорит:
- Ты все равно очень хороший. Я все равно очень тебя люблю. Каким бы ты ни был. Ты можешь ошибаться, но все равно для меня ты хороший, и я тебя люблю.

И я обрела голос. Я сказала им, что вообще-то можно меня спросить, как все это мне. Ведь я же работала терапевтом. Едва оправившись от шока, я начала себя защищать.
Это было вечером, группа заканчивалась.

Я ехала домой еще в сильном состоянии шока. Это было слишком много для меня.
Я ехала и понимала, что внутри меня все звенит, дрожит и колотится.
И я время от времени делала судорожные глубокие вздохи, как будто мне не хватало воздуха. Вздохи-всхлипы.

По пути я разговаривала с Ребенком. Я описывала ему, что происходило, и чувствовала, что он близок к слезам. И я сказала ему, что он может поплакать, если хочет, может сейчас, в автобусе, а может дома.

Я пришла и заперлась в своей комнате. Я включила музыку и забралась с ногами на диван. Я сказала ему:
- Теперь ты в безопасности. Здесь тебя никто не тронет, не достанет, не обидит.

И от того, что я обустроила ему безопасное место и от моего разрешения, он смог поплакать. И все это из себя выпустить.

На следующее утро я обозначила и отстояла свои границы, заявила про свою ценность и право и выразила злость - ведущей, в первую очередь. И тем, кто больше всех усердствовал в этом процесс-анализе.

Конечно, беспристрастный наблюдатель, наверное, не увидел бы в их версиях ни обесценивания, ни конкуренции, ни критики. Но у меня внутри вовсю расстарался Обвинитель, а уж он умеет приукрасить и так все подать, что тошно становится.

Я не впала в дисфорию, не замолчала все это, не дала своему Внутреннему Обвинителю себя изнасиловать и "накормить".
Я не впала в жертву.
Я все высказала и выразила.
Я злилась и ругалась, я была полная возмущения и ярости, и обо всем этом я говорила.



У меня есть опасение, что я не была адекватной. Возможно, людям вокруг мое поведение казалось странным или невменяемым, вызывало противоречивые чувства.
Но ведь это был мой первый опыт выражения злости напрямую - вот так на группе, из таких состояний. А я имею право учиться и, безусловно, имею право ошибаться.

Я знаю, что со временем я научусь корректно и адекватно выражать свои чувства, в том числе, негативные. А пока я учусь, и для меня такой шаг - это колоссальный рост и достижение.



*

Выговорившись, я поплакала от полноты чувств. :)

Потому что, когда внутри есть добрая мама, то ребенок может быть просто ребенком.

Не держаться изо всех сил героем, не зажимать свои чувства, не пытаться быть хорошим.
А плакать, когда ему страшно.
Или плакать, потому что ему было сложно и трудно.
Потому что его чувства понимают, называют и разделяют.
Потому что он верит и чувствует, что мама его любит, что она его защитит, если что.
И тогда он может просто плакать.
Просто потому, что он маленький.

И у меня внутри есть теперь добрая мама.
Раньше ее не было.
Раньше он был всегда один.
А теперь - нет.
Теперь у него есть мама.
И это такое счастье! :)))



И тогда я могу взять свои ошибки себе в рост. :)
Я так лажанулась в центре, но не испытывала ни стыда, ни ужаса. :)
Совсем, а раньше ух я бы себя раскатала. :)

Я не обесцениваю себя как терапевта из-за ошибки. Многие влетают в контрперенос, и сессии разваливаются. В прошлые выходные я тоже работала в центре, на другой группе. И та моя работа была просто звездной. И я знаю, когда мне удаются работы в наших тройках.

Я просто счастлива! :)))





* * *

Потом было еще интереснее.

У нас было такое упражнение: мы должны были выбрать того, кто на два часа будет ведущим группы.
- Кто готов заявиться? Кто хочет поддержать чью кандидатуру?

И я вызвалась быть ведущей. Еще вызвались две девушки и парень, который сам не хотел, но его хотели четыре другие девушки из группы.

У нас было несколько "туров", я прошла все, а потом нам подсказали, что мы можем быть вдвоем соведущими с кем-то.

Я выбрала парня и еще одна девушка выбрала парня. А он выбрал ее.



И большинство в группе выбрала их пару, а всего пар было три. И так я проиграла в этой конкуренции, но перед самой победой.

Опять же, я высказала все, ВСЕ свои чувства - этому парню, что он выбрал не меня. И меня отпустило!
Потом еще на обеде мы с девчонками про это разговаривали. Потом я на их группе им тоже предъявляла свои чувства и брала время и требовала к себе внимания. Чтобы меня уважали. И я все это получила. :)

И высказав все, я смогла спокойно, не насилуя и не затыкая себя, принять их власть и получить удовольствие от происходящего. И смириться с поражением, ведь я проиграла. Но меня это уже не печалило и нисколько не расстраивало.
Я знаю, что мое время тоже придет. :)

И я вообще не травмировалась. А могла бы! Ведь какой шанс! Почувствовать себя отвергнутой, ненужной, плохой, слабой.

Мне было страшно и трудно заявляться, но я это делала, и была тверда и уверена в себе.
Какой рост! :)))
Я нереально горжусь собой! :)


* * *

В целом, я хочу сказать, что меня безмерно удивляет, как просто и как сильно это действует. Чувства бушуют внутри, но стоит о них сказать - отпускают. Особенно, если они услышаны и признаны. Но даже если просто высказаны - уже становится гораздо легче.

А если нет - они переходят в психосоматические болезни, портят настроение, самочувствие, отношения с людьми.
Копятся обиды, злость, недовольство, подавленность.
Они ржавеют внутри, портятся, становятся ядовитыми и начинают отравлять меня изнутри.



Но если их выразить - да еще в момент, когда я их ощущаю - просто чудо! Ситуация перестает так сильно меня задевать. И я могу направить внутренне внимание и энергию на другое.

Но не все так просто, особенно для травматиков.

Насколько я могу сказать из собственного опыта: чтобы иметь возможность выражать свои чувства, нужно пройти, как минимум, две стадии.

Первая.
Позволить себе ощущать свои чувства. Разрешить им подниматься изнутри меня на поверхность.

В силу детских травм у меня произошло шизоидное расщепление. Чувства отделились от мыслей. Встречаясь с тем, что мне было непереносимо, я расщепила психику и потеряла чувствительность.



Теперь, когда я встречалась с тем, что невозможно было вынести, я просто ничего не чувствовала. Это осталось очень надолго. Стоило мне встретиться с чем-то ранящим, я отключала чувства. А потом они вообще перестали приходить.

На группах и семинарах, на своей терапии я часто рассказывала об ужасающих ситуациях, ровным, монотонным, скучным голосом. Я ничего при этом не чувствовала. Только недавно, спустя два с половиной года, я начала испытывать что-то в стрессовых ситуациях.

Вторая. Позволить себе выражать свои чувства.
У меня был сильный запрет на проявление себя. Мне было запрещено злиться, обижаться, быть грустной, печальной, подавленной. А уж ругаться или протестовать - так это вообще не обсуждалось. И потому мне очень трудно проявляться с ощущением своего права на это.



А если нет права, то получается только компенсаторно. Тогда я захватываю власть, или время, или место и говорю, но потом собираю критику и колотушки.
Кого-то это злит. Кто-то мне не верит. Кто-то не замечает. Кто-то сочувствует.
С этим тоже сложно.

Но я вижу только один путь - идти дальше. Учиться, ошибаться, развиваться, осваивать и совершенствовать новые навыки.

Чем больше будет у меня права звучать и проявляться, тем менее компенсаторно я буду это делать. И тем меньше это будет выглядеть неадекватно, криво, косо, манипулятивно или как-то еще не так.

Но оно точно того стоит!

И я верю в себя, в свои силы, способности и свой путь. :)))



И безмерно счастлива от этого! :)))



Comments

Это замечательно! Рада за тебя! И, глядя на тебя, я тоже буду учиться. :) Спасибо тебе за этот пост, Наоми!
Спасибо, Лена! :)))

Улыбаюсь от души, читая твой ответ! :)))

Такой отклик вдохновляет меня писать дальше. :)
"И когда в процесс-анализе я слышала разные нелестные отклики в свой адрес, причем не напрямую, а в воздух, когда выдвигались версии, которые у меня никто не проверял, когда звучали мои ошибки, мой Обвинитель вырос.
И начал искусно и привычно переводить их слова и версии в мочилово."

Ага, это трудно. Я пока досюда здесь дочитала.